Дмитрий Маслов (monstrt_amadey) wrote,
Дмитрий Маслов
monstrt_amadey

Categories:

О процентных ставках

Из проекта «Последний Кризис».
У обывателя, да и у многих экономистов, может сложиться такое превратное мнение, что центробанки мира по своему хотению устанавливают какие угодно процентные ставки (надо сказать, что представители регуляторов особенно не возражают). Захотел - повысил, захотел (что чаще) понизил, а все экономические агенты просто принимают такие правила и живут с этим, нравится это кому-то или нет.
Это следует из программы такого «обобщенного» кейнсианства – где пунктом один идет, что денежный рынок – полностью вотчина государства, а пунктом два – что правительства (через центробанки) своими манипуляциями на денежном рынке могут стимулировать экономический рост, либо своими неумелыми действиями – тормозить его. Что касается конкретной тактики действий, тут секрета нет, кейнсианцы рекомендуют снижать процентные ставки, проводить денежную эмиссию или наращивать денежную массу (под разными соусами, но суть у всех примерно одна).
Поскольку кейнсианство по сути давно мейнстрим, то никто уже особенно и не спорит, что должно быть так. Между тем, еще задолго до кейнсианства были (и остаются) классические теории денежного рынка, которые не только смотрят на проблему экономического роста совсем иначе, но и имеют альтернативное видение, откуда берутся и как работают процентные ставки. Более того, возможно вы удивитесь: в рамках классической теории, для объяснения движения процентных ставок вообще не требуется ни правительства, ни центробанки! Процентные ставки, говорят классики, растут и падают под влиянием естественных рыночных процессов и ими вовсе не нужно управлять, это ни к чему хорошему не приведет. С некоторыми оговорками, считаю, даже сейчас, в эпоху тотального контроля государства над предложением денег, классическая теория денежного рынка обладает неплохой объясняющей силой (действия центробанков, хотя и не поддерживаются классиками, но в их модели могут быть отображены).
Для некоторого понимания приведем параллели между регулированием товарного и денежного рынка. Каждому школьнику известно, что если устанавливать на товарном рынке цены ниже, чем сформировались сами по себе под воздействием спроса и предложения, возникает товарный дефицит. На этом в свое время погорели социалистические страны во главе с СССР, которые тоже пытались стимулировать экономический рост (естественно, на своем понятийном уровне).
Современные экономики – тоже в какой-то степени ударились в социализм, только «денежный». Но они действуют хитрее: теперь они понижают не цену товара, а цену денег. На первый взгляд, все у них получается шикарно, ведь дефицита денег не возникает (в отличие от товаров, которые еще надо произвести, деньги можно печатать неограниченно). Правда, есть проблемы в виде целой россыпи побочных эффектов, которые в конечном итоге приведут к тому же финалу, что и попытки стимулировать товарные рынки…
Но вернемся к классической теории денежного рынка, и почему процентные ставки на самом деле определяются не центробанками.
На самом деле тут все довольно просто. Процентные ставки, по мнению классиков – не что иное, как плата за пользование деньгами. А сами деньги это эквивалент сбереженного труда.
Поясню на примере. Представьте, Коля Сидоров зарабатывает в месяц, допустим, 50 тыс. рублей. На эти деньги он может купить товаров, но ему не нужно столько товаров сразу. Он покупает себе на 30 тыс. рублей, а 20 тыс. кладет в банк под 6% годовых. В это же время в банк заходит какой-нибудь Петя Иванов и берет кредит на 20 тыс. на покупку смартфона по 10% годовых. И платит за это процент – но не банку, а Коле Сидорову! (Банк в этой схеме лишь посредник, он гарант проведения сделки и за это получает некоторую свою маржу, 4% в нашем примере).
В итоге в банке хранятся (виртуально, разумеется) 20 тыс. рублей. Это и есть та самая денежная масса, о которой столько разговоров (кто не знает, депозиты включаются в состав денежной массы и являются его ядром), и к появлению которой государство имеет разве чисто техническое отношение, ведь все зависит лишь от желания Коли Сидорова сберегать. Если Коле понизят зарплату, и он не сможет столько откладывать, то плата за деньги увеличится и процентная ставка вырастет. Если Петя решит не брать кредит на такую сумму (например, у него уже есть смартфон и вместо этого он купит себе ботинки за 5 тыс. рублей), то предложение денег превысит спрос и процентная ставка упадет.
Как видим, классическая теория достаточно просто и правдоподобно объясняет не только что такое процентная ставка, но и почему она растет или снижается.
Вот собственно, как это выглядит (взято из экономического учебника). Под «инвестициями» здесь понимается спрос на деньги со стороны экономики (даже не столько потребительское кредитование, сколько спрос со стороны предприятий, ведь в основном они берут кредиты).

Из классической теории, кстати, прямо вытекает, почему процентные ставки снижаются в развитых странах. Они снижались бы в любом случае, без всяких центробанков, просто отражая насыщение потребностей с одной стороны и рост производительности труда с другой. Проще говоря, люди стали богаче, у них остается больше денег для сбережения (график S на рисунке сдвигается вправо). А с другой стороны брать кредиты особо не на что – все и так уже у всех есть, а производить нет смысла (никому не надо), поэтому график инвестиций «I» сдвигается влево. Итог – процентная ставка опускается. Опустилась бы она ниже нуля в естественном случае – вопрос дискуссионный, все-таки это маловероятно, но не невозможно (если у вас сосед-пьянчуга попросит в долг и вы ему даете, а потом он вам вернет дай бог половину, то считайте в вашем случае процентная ставка была отрицательной). Например, благотворительность (возможная в среде богатых).
А что государства и центробанки? Во-первых, их роль, на мой взгляд, сильно преувеличена. Да, они пытаются заниматься шулерством и снижать ставки ниже равновесного уровня. Но свобода маневра у них не так велика, как кажется. Представьте, в нашем примере ЦБ волюнтаристски понижает ставку, и банк транслирует ее в новую ставку по депозитам в 4%. Коля Сидоров не хочет сберегать по таким ставкам и покупает смартфон за 20 тыс. сам. Банк не получает депозит и не может выдать Пете Иванову кредит и тот остается с носом. В итоге снижение процентных ставок, которое по идее должно приводить к росту кредитования приводит к ровно противоположному эффекту. Еще хуже получится, если банк возьмет фондирование под кредитную операцию в 20 тыс из воздуха (т.е. не обеспеченное депозитом Пети), например возьмет кредит напрямую у центробанка. Тогда получается, на один смартфон окажется два покупателя (точнее, в экономике заработали на один смартфон, а купить решили два смартфона). Итог понятный – инфляция. Причем если в развивающихся странах итогом популистской политики снижения % ставок будет товарная инфляция, то в развитых странах – инфляция финансовых активов (получив возможность тратить незаработанные деньги в США, тамошний потребитель не пойдет покупать смартфон, у него и так их уже пять штук, а купит акции Apple).
Продолжение следует…

Проект Последний Кризис
Subscribe

promo monstrt_amadey march 2, 2019 12:23 13
Buy for 10 tokens
Помню, бродил по просторам интернета в поисках нужной информации по рынку недвижимости. Почему цены растут или снижаются? Чем недвижимость отличается от других товаров? Откуда в этой области так много домыслов и мифов? Почему люди часто поступают под воздействием эмоций, а не здравого смысла?…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments